Адвокаты по арбитражным делам
+7 (495) 545-85-75 / +7 (906) 016-64-64
Арбитражные Адвокаты | Адвокатская группа
Представление интересов в арбитражном суде
Защита по уголовным делам в сфере экономики

Факт передачи имущества

В случае нарушения равноценности встречных предоставлений сторон на момент расторжения договора сторона, передавшая деньги либо иное имущество во исполнение договора, вправе требовать от другой стороны возврата исполненного в той мере, в какой встречное предоставление является неравноценным, чтобы исключить возникновение неосновательного обогащения (пункт 1 статьи 1102 Гражданского кодекса). 

В отношении определения равноценности встречных предоставлений при расторжении договора выкупного лизинга в пункте 3 постановления Пленума № 17 указано, что расторжение договора, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями, и порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой. Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу (пункт 3.2 постановления Пленума № 17). 

Таким образом, к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения настоящего дела, относится факт передачи предмета лизинга во владение и пользование лизингополучателя, а при его неподтверждении – то, чьим поведением – продавца либо лизингодателя – вызвана невозможность пользоваться и владеть предметом лизинга. При рассмотрении дела общество «ЛИМ» и предприниматель указывали, что фактически предмет лизинга не был передан во владение и пользование предпринимателя, поскольку удерживался обществом «СТИ-Агро». 

Данное обстоятельство судом первой инстанции признано доказанным, в том числе с учетом результатов рассмотрения дела № А55-14537/2014 Арбитражного суда Самарской области, в рамках которого лизингодатель поддерживал требования общества «ЛИМ» об истребовании предмета лизинга у общества «СТИ-Агро», а также дела № А40-54501/15 Арбитражного суда города Москвы. Суд апелляционной инстанции, приходя к противоположному выводу, сослался лишь на подписание лизингодателем и лизингополучателем 28.05.2014 акта приема-передачи предмета лизинга. 

Однако составление акта приема-передачи предмета лизинга в ситуации, когда фактически предмет лизинга во владение и пользование лизингополучателя не поступил, не может свидетельствовать о надлежащем исполнении лизингодателем своих обязательств перед лизингополучателем. 

В данном случае имелось явное несоответствие между содержанием акта приема-передачи предмета лизинга и иными доказательствами, подтверждающими факт удержания предмета лизинга обществом «СТИ-Агро», однако названное противоречие судом апелляционной инстанции не устранено. При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенную в настоящем определении правовую позицию, определить завершающую обязанность сторон по договору лизинга с учетом изложенных истцом и ответчиком доводов и возражений, представленных ими доказательств, установив, имел ли место факт передачи предмета лизинга во владение и пользование лизингополучателя и при его неподтверждении – обусловлено ли это обстоятельствами, за которые отвечает лизинговая компания, предложить сторонам представить доказательства, необходимые для определения завершающей обязанности по договору лизинга, проверить доводы предпринимателя о занижении цены продажи предмета лизинга при его отчуждении лизинговой компанией.

Определение ВС РФ № 305-ЭС19-18275 от 24.12.201