АДВОКАТЫ
+7 495 762 10-59 / +7 (909) 909-85-33
Представление интересов в суде, консультации
Защита по уголовным делам

О признании недействительными заключенных должником договоров купли-продажи недвижимого имущества

Главным условием для признания сделки должника недействительной по основаниям пункта 1 статьи 61.2  Закона о банкротстве является неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной этой сделки. При этом в части, касающейся согласования договорной цены, неравноценность имеет место в тех случаях, когда эта цена существенно отличается от рыночной.

Из этого следует, что помимо цены для определения признака неравноценности во внимание должны приниматься и все обстоятельства совершения сделки, поэтому, суд должен исследовать контекст отношений должника с контрагентом с целью выяснить  о наличии подозрительности.

Квалифицирующими признаками подозрительной сделки, указанной в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, являются ее направленность на причинение вреда имущественным правам кредиторов, осведомленность другой стороны сделки об указанной противоправной цели, фактическое причинение вреда в результате совершения сделки.

Соответственно, если установлено, что должника заключены в пределах периода подозрительности, определенного пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, и в том числе и в пределах периода подозрительности, установленного пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а на момент заключения договоров должник обладал признаками неплатежеспособности, то значимым является выяснение вопроса о равноценности встречного предоставления по сделкам со стороны покупателя, то есть о соответствии согласованной договором купли-продажи цены имущества его реальной (рыночной) стоимости на момент отчуждения.

Так, если в суде будет установлено что должник, не осуществляя эксплуатацию объектов инфраструктуры, по мере приобретения имущества передавало его в аренду иному лицу с установлением в договорах аренды стоимости спорных объектов в несколько раз превышающих стоимость их приобретения, то это будет основаниями для вывода о неравноценности сделки.

В ситуации, когда доход от передачи имущества в аренду, полученный в пределах непродолжительного периода после отчуждения имущества, превышает стоимость такого имущества, следует исходить из того, что отчуждение, скорее всего, было осуществлено по заниженной цене и было направлено на вывод активов из конкурсной массы. Бремя их опровержения подлежало переложению на ответчика, настаивавшего на действительности сделок.

Условия договоров купли-продажи, существенно отличаются от обычно применяемых независимыми участниками гражданского оборота (предоставление рассрочки от 8 месяцев до двух лет без обеспечения до полной оплаты стоимости имущества), что, как правило, возможно только при наличии доверительных отношений между продавцом и покупателем. 

Суд также установил фактическую аффилированность сторон оспариваемых сделок, отметив, что общество не могло не знать о неплатежеспособности должника на момент заключения спорных договоров.Совокупность установленных обстоятельств убедительным образом свидетельствовала о неравноценности сделки.

Однако должник в нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в том числе не привел доводов о наличии у имущества таких характеристик (недостатков), которые бы существенно изменяли его стоимость в меньшую сторону.

В результате неправильного распределения судом апелляционной инстанции бремени доказывания общество выиграло спор, будучи освобожденным от доказывания существенных обстоятельств и не опровергнув выводы суда первой инстанции, правомерно признавшего спорные сделки недействительными.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2021 N 306-ЭС19-5887(3)