Адвокаты по арбитражным делам
+7 (495) 762-10-59 / +7 (906) 016-64-64
Арбитражные Адвокаты | Адвокатская группа
Представление интересов в арбитражном суде
Защита по уголовным делам в сфере экономики

О равенстве прав кредиторов при банкротстве

Как следует из материалов дела, а также из размещенной в открытом доступе Картотеки арбитражных дел информации, по состоянию на 2014 год должником владели два участника – Григаревичюс О.С. и Погорелова Н.А., имея в собственности по 50 % долей в уставном капитале каждая. Для целей развития бизнеса (приобретения объекта недвижимости) ими было принято решение о предоставлении должнику финансирования, после чего каждая из участниц в период с 2014 года по 2017 год выдала должнику денежные средства в размере более 8 млн. руб. в форме займов. Тем самым, фактически предполагалось, что Григаревичюс О.С. и Погорелова Н.А. в равной степени будут как обладать корпоративными правами в отношении должника, так и контролировать его дебиторскую нагрузку. 

В настоящее время участники должника находятся в стадии корпоративного конфликта. При этом требование Погореловой Н.А., вытекающее из названных займов, в размере 8 606 685 руб. включено в реестр требований кредиторов должника определением суда первой инстанции от 07.11.2018. Обращаясь в суд с заявлением по настоящему обособленному спору, Григаревичюс О.С. ставила перед судом вопрос о включении в реестр аналогичного требования, принадлежащего ей. При этом необходимо отметить, что в реестре требований кредиторов должника отсутствуют иные кредиторы, помимо двух названных участников общества. 

Все указанные обстоятельства в судебном заседании подтвердили как представители Погореловой Н.А. и Григаревичюс О.С., так и конкурсный управляющий. Отказывая в установлении требования Григаревичюс О.С. и ссылаясь на корпоративный характер долга, суды проигнорировали тот факт, что аналогичное требование Погореловой Н.А. уже включено в реестр. Схожесть требований названных лиц подтверждается тем, что 4 они совпадают по личности кредитора, аналогичны по основанию возникновения и размеру. 

Тем самым судами был нарушен фундаментальный для права и конституционно значимый принцип равенства (статья 19 Конституции Российской Федерации), предполагающий необходимость проявлять равное отношение к лицам, находящимся в схожем положении. Установив требования одного участника в реестре, и отнесся за реестр требования другого, суды предоставили необоснованное преимущество одной из сторон конфликта, внеся в отношения участников существенный дисбаланс, несмотря на то, что изначально проектирование структуры указанных отношений было направлено на выстраивание паритета в вопросе как корпоративных прав, так и контролируемой задолженности. 

Фактически суды пренебрегли договоренностями сторон, к которым те пришли при вступлении в общее дело, что является недопустимым. Такое игнорирование названных договоренностей в крайнем случае допустимо и может быть продиктовано интересами третьих лиц. Однако, как указано выше, у должника отсутствуют иные (независимые) кредиторы. При этом являются ошибочными выводы судов, указавших, что Погореловой Н.А. может быть отдано преимущество ввиду утраты ею статуса участника. Во-первых, правовая природа долга, по общему правилу, определяется исходя из оснований его возникновения. 

Во-вторых, как указывали при рассмотрении обособленного спора представители Григаревичюс О.С., 23.10.2018 апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда по делу № 33-20301/18 Погорелова Н.А. была восстановлена в составе участников должника в связи с признанием ее заявления о выкупе доли в уставном капитале ничтожным. Равным образом Погорелова Н.А. не может получить приоритет над Григаревичюс О.С. и ввиду подтверждения ее требований вступившим в законную силу судебным актом.

 Согласно правовой позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 01.11.2019 № 307-ЭС19-10177 (2, 3), само по себе наличие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего сумму долга, не освобождает арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, от обязанности определить очередность удовлетворения данного требования. 

Таким образом, как отсутствие судебного акта не свидетельствует о необходимости понизить требование участника, так и его наличие не влечет автоматическое включение в реестр без проверки. Следовательно, в данном конкретном случае, учитывая факт включения требований Погореловой Н.А. в реестр по иному обособленному спору, судам следовало принять аналогичное решение и 5 в отношении требований Григаревичюс О.С. При этом судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что в реестре отсутствуют требования иных неаффилированных к должнику лиц, а потому обстоятельства, сопровождавшие предоставление финансирования (при наличии имущественного кризиса или нет), не имели существенного значения для правильного разрешения спора. 

Определение ВС РФ от 17 марта 2020 года № 307-ЭС19-10177 (4)