"Арбитражные Адвокаты" Адвокатская группа

+7 (495) 762-10-59 / +7 (909) 909-85-33

"Арбитражные Адвокаты" Адвокатская группа
Представление интересов в арбитражном суде.
Защита по уголовным делам в сфере экономики.

Анализ конкретных условий антиконкурентного соглашения

Документы, полученные антимонопольным органом в ходе проверок, не могут подменять собой анализ конкретных условий антиконкурентного соглашения  В соответствии с положениями части 1 статьи 11 и пункта 18 статьи 4 Закона о защите конкуренции соглашение может быть заключено в устной форме, что позволяет исключать из подлежащих доказыванию обстоятельств наличие формализованных (то есть подписанных или иным образом явно согласованных всеми участниками соглашения) документов, из содержания которых однозначно можно определить предмет договоренностей сторон.

При этом минимальный объем соглашения подлежит установлению с учетом динамики развития рынка на период до заключения соглашения, макроэкономических факторов, влияющих на товарный рынок, и иных доказательств, в совокупности свидетельствующих о возникновении на товарном рынке последствий, перечисленных в части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, что корреспондирует обязанности представления антимонопольным органом доказательств, соответствующих требованиям статей 67, 68, 71, 75 АПК РФ, Закона "О защите конкуренции", Приказа ФАС России от 24.02.2010 N 89 "Об утверждении административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по проведению проверок соблюдения требований антимонопольного законодательства Российской Федерации".

Дилерское соглашение исключает наличие «вертикального» соглашения. Так из совокупного толкования норм статьи 11, части 1 статьи 12 Федерального закона "О защите конкуренции", статьи 1027 ГК РФ следует, что запрет на "вертикальное" соглашение, по условиям которого продавец товара предъявляет покупателю требование не допускать хозяйствующего субъекта - конкурента для продажи, не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под любым средством индивидуализации продавца, включая его фирменное наименование, коммерческое обозначение.
Исходя из буквального толкования условий дилерского стандарта и дилерского договора суды правильно посчитали, что заключая дилерский договор, его участники заключают и соглашение об организации дилерами (покупателями) продажи товаров под фирменным наименованием заявителя (продавца), что согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях N 16133/11 от 03.04.2012, N 9833/09 от 08.12.2009 и опровергает довод антимонопольного органа об отсутствии заключенного между заявителем и дилерами соглашения об организации продажи под фирменным наименованием заявителя.

Квалификация антимонопольным органом действий заявителя и дилеров по заключению и участию в "вертикальных" соглашениях как запрещенных, является ошибочной, поскольку дилерские договоры являются допустимыми на основании статьи 11 Федерального закона "О защите конкуренции".
Таким образом, поскольку решение антимонопольного органа вынесено с нарушением положений статей 42, 43 Федерального закона "О защите конкуренции", положенные в его основу выводы противоречат правовым нормам и (или) обстоятельствам дела, а факт нарушения заявителем пункта 2 части 1.2 статьи 11 Федерального закона "О защите конкуренции" не доказан, суды пришли правильному выводу об отсутствии у антимонопольного органа оснований для прекращения рассмотрения дела на основании пункта 1 части 1 статьи 48 Федерального закона "О защите конкуренции" и отменили указанное решение в оспариваемой части, что соответствует, критериям, установленным положениями части 1 статьи 198 АПК РФ, статьи 13 ГК РФ.
При этом суды правильно указали, что антимонопольным органом в аналитическом отчете ошибочно определены продуктовые границы товарного рынка как модели и модификации новых автогрейдеров, поскольку автогрейдеры различных классов не являются взаимозаменяемыми товарами, следовательно, границы они должны были определяться отдельно по каждому классу автогрейдеров. Вместе с тем неправильное определение продуктовых границ товарного рынка привело к неправильному определению субъектного состава этого рынка, поскольку необходимо было устанавливать продавцов в каждом классе автогрейдеров, так как количество продаваемых автогрейдеров в каждом классе различно, что следует из данных об объемах продаж автогрейдеров каждого класса. (Постановление АС Московского округа от 29.04.2014 N Ф05-16108/12 по делу N А40-79104/12)