Адвокаты по арбитражным делам
+7 (495) 545-85-75 / +7 (906) 016-64-64
Арбитражные Адвокаты | Адвокатская группа
Представление интересов в арбитражном суде
Защита по уголовным делам в сфере экономики

Неопределенность в вопросе о предмете договора

Неопределенность в вопросе о предмете договора поставки не может быть констатирована, когда совпадающее волеизъявление сторон выраженное в акте передачи товара как в юридическом действии. В таком случае правоотношения сторон определяются на основе норм главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации (разовая сделка).
В соответствии со статьей 434 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ.
Статьей 438 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.
При таких обстоятельствах, как правильно установлено судами, между сторонами в порядке статей 432, 433, 434 и 438 Гражданского кодекса Российской Федерации сложились договорные отношения по купле-продаже (поставке) товара.
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.02.2017 N Ф05-201/2017

При обследовании железобетонных изделий, использованных истцом при строительстве коллектора, представителями ответчика были выявлены факты нарушения истцом как технологии укладки железобетонных изделий, поставленных ответчиком, так и факты использования данных изделий в условиях, не предназначенных для данной марки изделий.
Приобретенные у ответчика изделия в соответствии с проектной документацией предназначены для использования при перекрытии коллекторов на глубине не более двух метров, однако истец производил укладку данных изделий на глубине как минимум три метра.
Также, истцом при укладке была нарушена целостность используемых плит путем пробития отверстий для установки колец, что не предусмотрено проектной документацией. Кроме того, было установлено, что канал коллектора был выполнен таким образом, что опора плиты составляла всего пять сантиметров вместо положенных двадцати.
Все данные факты были зафиксированы в заключении N 125 от 09.10.2015 г., направленном истцу. Также ответчик запросил у истца представить проектную документацию на выполняемые строительно-монтажные работы, для того, чтобы убедится в правильности применения железобетонных изделий, поставленной ответчиком номенклатуры при производстве работ, однако истец отказался представить запрошенную проектную документацию.
С учетом установленных по делу обстоятельств, суды первой и апелляционной инстанций правомерно согласились с доводами ответчика относительно того, что все вышеназванные обстоятельства, свидетельствуют о том, что повреждения железобетонных изделий, поставленных ответчиком, произошли в результате нарушения истцом как технологии укладки железобетонных изделий, поставленных ответчиком, так и фактом использования данных изделий в условиях, не предназначенных для данной марки изделий. При этом названные ответчиком обстоятельства не были исследованы ООО "Генерация" при составлении отчета по обследованию.
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.02.2017 N Ф05-22136/2016